?

Log in

No account? Create an account
логотип, КСОО Харон

Начало

С чего же мы вдруг решили вести этот ЖЖ?
Пожалуй, с очередной прогулки, превратившейся из приятного совместного времяпрепровождения в маленькую битву. И с очередной встречи с обыкновенным хамством. И с очередного приятного знакомства.
Мало ли в жизни вещей, которые вдохновляют?..

Маленькая битва
Ранняя осень, достаточно тёплый вечер, желтеющий бульвар, люди, собаки, мы: две хрупкие на вид девушки-кинолога и два угрюмых кавалера на поводках и в металлических намордниках – наш английский бультерьер Харон и живший тогда у нас на передержке американский стаффордширский терьер Ч.
Первый, при всей своей серьёзности и искренней любви к дракам, товарищ вполне адекватный и привыкший с любыми собаками, попадающими в наш дом, устанавливать, по меньшей мере, положительный нейтралитет. Второй, при всей внушительности внешнего вида, товарищ молодой, зелёный, не дерущийся, но состоящий в группе риска не только по породе, полу и возрасту, но и по причине недостаточной социализации.
Первый достаточно воспитан для того чтобы не доставлять хлопот, второй достаточно разумен для того, чтобы не допускать мысли ослушаться тех, кому подчиняется даже вот этот белый крутышка. Хотя, признаться, в остальном, гораздо более, нежели сообразителен, Ч. был красив.

И вот шагаем мы этой честной компанией по дорожке и чуть поодаль наискосок замечаем собаку с женщиной на поводке. На поводке не собака, а женщина – это минус. Но поводок прикреплён к обеим – и это плюс. Переглянувшись, движемся дальше, чем вызываем у собаки приступ лая с поднятием на дыбы. И, только я было порадовалась тому, что вес дамы на том конце поводка позволяет ей сдерживать пёсий пыл, и решила, как в поговорке, дальше вести караван, как случилось нечто воистину невообразимое. А именно – дама чуть-чуть нагнулась и… отстегнула, товарищи, карабин!

Мои мысли мои скакуны – и, пока этот чёрный Пушок с рёвом нёсся на нас, я успела подумать всё: от того, что хозяйка недавно вылетела из скворечника, до того, что ей просто смертельно уже надоела её собака.
Выскочив с Ч. вперёд в попытке блокировать для камикадзе подступ к Харону, я не удержалась от риторического: «Она у вас лишняя, что ли, эта собака?» и «Что ж вы творите?», но взяла себя в руки и в порядке мольбы изрекла: «Заберите, пожалуйстааа!».

Дама, ничуть не ускорив шаг, с искренним изумлением отвечает:
– А чегойто? Они у вас что, не играют?!

Помимо явного нежелания удовлетворить мою просьбу, в её голосе звучало такое неодобрение, что мне пришлось поставить себя на “Hold”… Очень хотелось ответить: «Играют, и ещё как! Они потому и ходят в намордниках, на поводках, что, как увидят кого – так и сразу играют! В хирургов. И санитаров леса». Но снова сдержалась и прорычала:
– Нет! Не играют. Возьмите свою собаку.

Дама начинает хаотично передвигаться туда-сюда, не предпринимая ничего похожего на попытку поймать собаку и наводя на подозрения о наличии алкоголя в её крови. Ну, – думаю, – надо помочь бедняге! И начинаю, оказывая на собаку психологическое давление, в том числе с применением сакраментального «Диатсюда!», оттеснять её к хозяйским ногам. Хозяйка же, вместо того, чтобы схватить питомца за ошейник и пристегнуть к поводку, делает этой несчастной собаке молчаливое, но не менее эффективное «диатсюда» обратно на нас!

И без того беспокойная и не очень умеющая общаться с соплеменниками собака от такого и вовсе распсиховалась и начала уже просто швыряться Ч. прямо в морду лица.

Харон от такого зрелища рассвирепел, встал на дыбы и возопил истошно. Ч., услышав визг зарезанной свиньи, оглянулся на старшего товарища, очевидно воодушевился и принял решение незамедлительно брать пример...

– Да заберите же вы собаку, ну что ж такое!
Тишина.
– (собаке) Иди отсюда!
Хозяйка, вероятно, словившая на почве пьянства галлюцинацию, в которой я была мальчиком:
– Ты что, дурак? – и что-то ещё бессвязное.
– Да я-то, может, и дурак! Но вы собаку заберите!
Порция оскорблений от хозяйки.
– Вы издеваетесь? Мне уже тяжело его сдерживать! Заберите собаку! (собаке) Иди отсюда!
А вот тут вот, внимание, апофеоз. Преисполнившись важности и крутизны, эта дама вдруг изрекает:
– Я заберу, если вы не будете так агрессивны!

Очень велик был соблазн сказать: «Да сейчас я вообще никакой не буду! Лягу и буду лежать! А вы разбирайтесь сами!». И лечь. И лежать. Отдохнуть. Потом отодрать собачек. Принести соболезнования. И уйти. Но и тут я, конечно, сдержалась. А нам, вероятно, решили помочь какие-то высшие силы, ибо, завидев приближающегося к нам молодого человека с собакой, дама таки, наконец, увела своё четвероногое орудие пыток.

Обыкновенное хамство
Погожий летний вечер, всё тот же бульвар, люди, собаки, мы: Мария, Харон – по традиции на поводке и в нахаречнике, и я. На подходе к месту осеннего происшествия, ровно в том же углу, из которого на нас спустили беснующуюся собаку, замечаем красавца хаски без поводка. Он тоже нас замечает, оглядывается на хозяйку и… стартует через кусты.

Всего несколько секунд уходит у меня на то, чтобы узнать в нём нахала, оставившего зачехлённому Харе царапку на лбу несколькими неделями ранее. Кроме того, этот хась был замечен в неоднократном подбегании к отнюдь не жаждавшим общения собакам, а его хозяйка – в манере отвечать на вполне резонную просьбу забрать кобеля требованием надеть на жертву навязываемого общения намордник.

В общем, досье на пару безрадостное весьма.

И вот оно опять летит на нас. Хозяйка, вероятно, для порядку издав нечто вроде подзыва, неторопливо движется следом.
– Заберите собаку. Не в первый же раз уже с вами встречаемся, – говорю ей.
На лице у хозяйки проступает нечто похожее на ухмылку, шаг она явно не думает ускорять.
– Ну намордник-то не приклеенный, вы поймите.
Ухмылка разрастается.
Маша блокирует доступ к Харону, на что получает рррыык. И тут мы с Хароном уже не выдерживаем: он начинает реветь, я – выдыхаю и предупреждаю:
– Сейчас я считаю до десяти и намордник с собаки слетает.
И тут вот, представьте себе, эта барышня мне говорит:
– Воспитывать надо свою собаку, если она у вас неадекватная!

То есть, собака, которая убегает от хозяина, игнорирует его команды и отбегает при попытке хозяина приблизиться, воспитана. Собака, которая не понимает подаваемых ей другой собакой сигналов о нежелании общаться, манеру общения имеет хамоватую, и рычит на человека, пытающегося преградить ей путь, адекватна. На собак, которые не хотят с ней общаться, необходимо надевать намордники, а тех, которые и так их носят, – воспитывать. А у неё всё в порядке, и она будет дальше гулять так, как ей заблагорассудится. Ясно?

На фразу о том, что у меня как раз воспитанный и совершенно нормальный половозрелый кобель, я услышала: «Ой, всё, успокойтесь!», но, видимо, поскольку десять секунд неумолимо подходили к концу, парочка всё-таки отступила. И прибилась к кучке собачников, которой улыбчивая мамзель, наверняка, не преминула пожаловаться на нас. И ведь они её даже, наверное, пожалели.

Приятное знакомство
Эта часть будет, пожалуй, самой короткой. Но, наконец-то, светлой.

Неприятные ситуации с Хароном и передержными собаками, так же, как и он, не готовыми радоваться каждому встречному соплеменнику, подстерегали нас и в собственном дворе. Самое страшное началось, когда его начали бесконтрольно заполонять… лабрадоры! Они появлялись один за другим, словно размножались делением и почкованием, занимали пописочную полянку рядом с нашим домом, словно только на ней и жили, и с завидной регулярностью от пущей собаколюбивости прилетали то в Хареньку, то в какого-нибудь ротвейлера, ризеншнауцера или амстаффа…

Конфликт был, по сути, всего один, сводился к классическому «раз ваш может кусить, вы и держите, и водите в наморднике, и вообще», и больше я с его участниками не общалась. А остальные хозяева дворовых новобранцев изначально выгодно отличались от большинства прочих уже хотя бы тем, что не стеснялись извиниться за доставленное их собакой неудобство, чем купировали вздымавшееся во мне раздражение и вообще вселяли веру в лучшее. Но, конечно, полностью избавить от неприятных ощущений признание ими своей вины не могло, так как любое подбегание к ведомой тобою суровой собаке неразумного недоросля (да и «доросля», в общем, тоже) – это, в любом случае, неприятно. Да, собаки воспитанные, да, подконтрольные, да, практически всякий раз удавалось не допустить контакта, но всё ж таки спасение чужих собак – это не то, ради чего мы выходим на прогулку. В общем, радости нам эти встречи не приносили.

И вот однажды, в начале марта, в нашем доме появился трёхмесячный чёрный щенок… лабрадора! Появился в виде Бони, ставшей неуместной в хозяйском доме, и прописался у нас под именем Буча.

Эта маленькая лабродурость, шокировавшая не столько своим появлением, сколько оставлением, не только нас самих, но и всех наших знакомых, оказалась настоящим подарком судьбы, стала для нас неиссякаемым источником радости и добра и подружила нас с лабротусой, встреч с которой мы так долго старались избегать.

И что же мы узнали? Во-первых, два самых проблемных для нас лабрадора оказались Бучиными старшими братьями по маме. А во-вторых, все хозяева собак из этой тусовки (в которой, надо сказать, были не только лабрадоры) оказались очень приятными, добрыми людьми, которые искренне любят собак – и своих, и чужих, и общаться с которыми весело и душевно. И некоторые из них просто-напросто не понимали, что определённым своим поведением создают опасные ситуации, причиняют неудобства окружающим и ставят под угрозу здоровье своих питомцев.

Итог
Что объединяет эти истории и к чему вообще всё это?

Мы имеем одну модель ситуации: подбегающая к собаке на поводке собака без поводка и связанные с этим неприятные переживания. И три типа хозяев безповодочных собак.

С типом из части «Обыкновенное хамство», в общем, понятно всё. Такие люди, как хозяйка этого кобеля хаски, не ограничиваются в своём наплевательском отношении к окружающим выгуливанием невоспитанной собаки без поводка. Они также толкаются в общественном транспорте, не уступают места и мешают другим пассажирам на выходе. Лезут в двери магазина, не позволяя сперва выйти тем, кто находится внутри. Не пропускают пешеходов на переходах и в принципе не соблюдают правила дорожного движения. Паркуются, блокируя выезд другим машинам или проход пешеходам. Такие хамят везде. Им плевать на других. Это несчастные люди.

С типом из части «Приятное знакомство», в общем, тоже всё очень просто. Им не хватает опыта, информации, понимания определённых вещей. Если бы эти люди знали, что они делают не так и как нужно поступать, чтобы всем было хорошо, они бы непременно делали именно так, как будет хорошо. Они не хотят никому хамить. Это не их стиль жизни.

А вот с типом из «Маленькой битвы» сложней всего. Кто мне скажет, что это было? Осеннее обострение? Магнитные бури? Просто не день Бэкхема? Чем была движима эта дама? Безграмотностью в вопросах поведения собак? Банальной глупостью? Действием алкоголя? Личностными проблемами? Сразу всем? Едва ли мы сможем это определить.

Но давайте посмотрим на ситуацию конструктивно.

Есть, как минимум, одна группа людей, которую от совершения ошибок могло бы уберечь доступное и своевременное информирование. В первую очередь для неё мы и создаём наш паблик. Мы создаём его для людей, которые любят свою собаку и хотят жить с ней в гармонии и счастье, по возможности никому не доставляя неудобств.

Дама из «Маленькой битвы», вполне возможно (и мне хочется в это верить), тоже вела себя неподобающим образом, в первую очередь, по незнанию, непониманию, будучи искренне убеждена в верности ложных установок. Ну и, конечно, похоже, её подогрел алкоголь… Но, может быть, если бы ей объяснили, она бы не стала выгуливать собаку в нетрезвом виде? Или, если бы стала, то не спускала бы её с поводка? Или, во всяком случае, оценивала бы уместность этого действия? А может быть, даже решилась свою собачицу воспитать?

С обыкновенными хамами и прочими обладателями серьёзных личностных проблем всё одновременно и сложнее, и проще. Как правило, эти люди не учатся ничему – во всяком случае, по собственной инициативе. Если они и перестают выгуливать невоспитанную собаку без поводка, то только после того, как её покусают (при этом, несмотря на то, что ситуация была от и до спровоцирована ими и их собакой, они будут громко кричать и обвинять хозяев «обидчика»), ударят, подстрелят или задавят. Или же им самим, наконец, настучат хорошенько по голове. Да и тогда зачастую не перестают. Это такие люди. Но, может быть, если они будут видеть, что практически все вокруг ведут себя по-другому, а их однозначно не одобряют, даже им будет как-то неловко так гадко себя вести?

Я понимаю, что выглядит это глупо: надеяться на повышение культурного уровня в стране, взявшей курс на целенаправленное его понижение, избравшей политику деления людей на сорта и потворствующей злу едва ль не во всех его проявлениях. Тем более – культурного уровня в среде собаководов, давно уже павшего ниже плинтуса.

Но какое право имею я быть недовольной, если не делаю ничего для того, чтобы что-либо изменить?

Я лично и мы как творческое объединение КСОО «Харон» не можем сейчас сделать многого: не можем изменить существующее законодательство в сфере содержания домашних животных, не можем построить площадок для выгула, не можем организовать курсы по ликвидации безграмотности для владельцев собак и ещё много всего не можем.

Но мы можем вести этот ЖЖ, делиться своими знаниями и таким образом распространять информацию, которой зачастую так не хватает владельцам собак для того, чтобы их жизнь с питомцами была счастливой и не омрачённой ничем.

Ведь люди не только выгуливают невоспитанных собак без поводков, рискуя, в первую очередь, их здоровьем. Они также доводят любимцев до ожирения, балуют шоколадками, позволяют им садиться себе на голову, и всё это – по незнанию и… любви!

И нам хочется сделать то, что в наших силах, для того чтобы любовь как чувство превратилась в любовь как действие. А вы можете нам в этом помочь. Как именно – перепостами, обсуждениями, предложением тем, чем угодно – выбор за вами.


© Ксения Гриневская

Comments